Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Регламент работы со мной по покупке квартиры, дома или оформления ипотеки.

Пишите мне в мессенджер:
Запрос через WhatsApp
Запрос через Telegram
Запрос через Viber с мобильного


Звонок на телефон или личная встреча возможны. Но, на телефон могу не ответить и не перезвонить, если забудется и улетит в историю. Отвечаю письменно, чтобы легче восстановить и продолжить диалог.

Все услуги оказываются онлайн с единственным посещением офиса банка или застройщика. Подписание документов по сделке происходит в центре сделок с недвижимостью (ул.Восстания, 6, Манежная пл. 6, наб.канала Грибоедова 6 и других), в офисе застройщика или ипотечного банка.

Мы встречаемся на просмотрах перед покупкой квартиры или дома. Можем не расставаться, если скорость принятия решений того требует.

Встречи для того, чтобы "давайте переговорим" или "надо проконсультироваться", не провожу. Офис пустует 99% времени. Личная встреча для предварительных переговоров, обсуждений и заключения договора на оказание услуг не нужна. Все переговоры, консультации, уточнения и пересылка документов, презентаций, подборки вариантов ушли в онлайн.

Бесплатно или за просто так не консультирую. Нет времени. Вашу ситуацию могу оценить целиком только при наличии документов. На основании анализа документов провожу интервью, задаю уточняющие вопросы. Обсуждаем какие нужны дополнительные действия и/или документы. Без получения ваших персональных данных, сведений о частной жизни и личных документов выяснить объективную картину невозможно. Договор на оказание агентских услуг мы можем подписать на сделке, но он должен быть.

Добровольная сертификация


Действуем!

Получаем одобрение на кредит в ипотеку приобретаемого или имеющегося жилья. Подбираем вариант квартиры или жилого дома. Готовим документы на сделку. Приходим, подписываем, отдаём на регистрацию. Получаем с регистрации, завершаем расчёты по сделке. На следующий год пишем декларацию в налоговую. 
dMCGrt7U3wf4zCRNN21Xbr

Трудовое рабство и крепостное право

За последние 20 лет страна далеко ушла по пути закрепления трудового рабства, института крепостного права (прописки) и несменяемости власти.

Челябинские профсоюзы выпустили петицию на change.org требуя закрепить крепостное право законодательно.

Сейчас даже в Газпроме или, точнее, в его подрядчиках зарплату задерживают по полгода. Куда наёмнику идти? Малый бизнес государство выжигает, а крупный весь построен на освоении бюджетов и распределении финансовых потоков.

Если наёмный сотрудник пожалуется в прокуратуру, суд или трудовую инспекцию, это будет означать только увольнение и трудности с дальнейшим трудоустройством. И не только потому, что проверяющие легко коррумпируются начальством, разглашают персональные данные и действуют в интересах государства, а не граждан. Любой активист легко вычисляем работодателем и загадить его дальнейшую жизнь и документы проще простого. Да, оспорить запись в трудовой книжке можно юридически, но запись остаётся и свидетельствует последующим работодателям о наличии споров.

Рабство - это не только в моногородах, и не только из-за зависимости от работодателя.
Обращение в суд, центр занятости, медучреждения по прежнему привязаны к месту постоянной регистрации (прописки).

Беременной женщине из Мурино откажут в постановке на учёт в поликлинике Санкт-Петербурга, если нет хотя бы временной регистрации в СПб.

И не только президент не меняется уже 20 лет, для любого начальства наемные сотрудники/рабочие - это его рабы.

Нет ни свободы перемещения, ни свободы (трудового) договора, ни защиты гражданских прав. Нет и недоступны каждому гражданину РФ.

Collapse )

Валерия Корчагина: Эстафетные грабли – Валерия Корчагина – Блог – Сноб

Валерия Корчагина: Эстафетные грабли – Валерия Корчагина – Блог – Сноб
11:44  /  21.08.12

Эстафетные грабли

В последние дни не один час своей жизни убила на болезненную борьбу с навязчивым желанием расфрендить одного ФБ-друга исключительно за его взгляды на ситуацию вокруг Pussy Riot. Не то чтобы мы близкие друзья, но радикальных расхождений во взглядах я никогда не замечала.

История эта не стоила бы упоминания, но в те же дни я увидела грустный пост еще одного друга. Он жаловался на ссору с соседом-приятелем накануне за ужином, а не в каком-то там ФБ. Они тоже говорили о Pussy Riot. В его случае ссора таки кончилась резким уходом соседа из гостей.

Не буду пересказывать детали разногласий, потому как не о них речь. Речь о страстях, в смысле об их накале.

Обе эти истории напомнили мне другое время — октябрь 1993 года.

Я отчетливо вспомнила, как тогда, объединенные было общим порывом к свободе августа 1991-го, многие люди из близкого окружения моей семьи оказались совершенно по разные стороны баррикад — воображаемых и даже настоящих. И именно тогда расхождения в политических взглядах приводили к вполне реальным разрывам отношений, частенько на много лет. Как ни странно, никакие иные, даже очень страшные и трагические события, происходившие в России между 1993-м и 2011-м (с его волной протестов против фальсификаций на выборах), и вот теперешним кошмаром, абсурдом, юридическим паноптикумом образца 2012 года, почти никого из тех, кто в 1993-м столь яростно рвал многолетние дружбы за Ельцина или Руцкого, не трогали. А если и трогали, то они об этом не распространялись. Добавлю, что драмы сии, по моим наблюдениям, разыгрывались между людьми от сорока и старше.

Я понимаю, что мои выкладки совершенно нерепрезентативны и ограниченны. Однако в моем маленьком мире сходство реакций пугает.

Я не знаю, насколько сопоставимыми по масштабу и последствиям окажутся события 1993 года и суд над Pussy Riot. И понимаю, что сейчас сравнение, наверное, выглядит бредовым. Но мы ведь не знаем, как все это будет выглядеть спустя десятилетия. А вот эмоциональные реакции удивительно схожи.

Тогда, в 1993 году, один мой близкий родственник, ему было 48, умудрился наговорить что-то на камеру, находясь на Тверской, в ночь, когда Юрий Лужков и прочие деятели призывали москвичей защитить страну от тех, кто засел в Белом доме. Сознательно пишу отстраненно, хотя и сама была на Тверской в ту ночь. То, что он наговорил, попало в эфир глубокой ночью, но, как выяснилось, его увидели многие. Когда сей родственник появился на следующий день или через несколько дней в Консерватории, где работал, по его словам, половина коллег кланялась ему в пояс, а другая половина перестала с ним разговаривать. Знакомое ощущение? Нет?

Прошедшие годы также показали, что после того самого всплеска эмоций образца 1993 года многие из тех, что готовы были спорить до хрипоты о событиях октября 1993-го, сникли и вообще отстранились от политики. Отстранились настолько, что просто не заметили массы пугающих тенденций, которые, собственно, и привели нас в том числе и к Pussy Riot.

И вот вдруг я обнаруживаю себя и своих знакомых в некотором роде на месте своих родителей и их друзей 19 лет назад.

Мы что, действительно ничему не научились?

Надо сказать, что того ФБ-друга я не расфрендила. А он стерпел всяческие мои уколы и тоже на радикальные меры не пошел. То же касается и вышеупомянутых моих друзей. К счастью, оба они люди весьма благородные, умные и добрые, так что на следующее утро помирились.

Это, однако, не снимает проблемы. Неужели вместо того, чтобы двигаться вперед на волне протестов, которые столь живо напомнили, мне во всяком случае, август 1991-го, мы опять оставим своим детям грабли, теперь уже образца 2012 года, чтобы они еще лет через двадцать на них наступали?

Пожалуйста, не надо.

И нет, я не призываю никого забывать о безобразном лжесудебном процессе над тремя участницами Pussy Riot. И да, они должны быть на свободе. Но, пожалуйста, те из вас, кто считает приговор неправосудным, а уголовное дело незаконным, перестаньте уже копаться в тонких градациях того, кто и насколько был оскорблен или нет. Поберегите силы для чего-нибудь более важного.

Теги: общество, как жить, 1991, Pussy riot, пусси райот

Адмиралтейский район Санкт-Петербурга – под угрозой потери исторического облика

Natalya Dekonskaya | Международный Форум НПО

Natalya Dekonskaya

Никольский рынок

Адмиралтейский район Санкт-Петербурга – под угрозой потери исторического облика
Наталья Деконская (Санкт-Петербургское отделение ВООПИиК, председатель районной организации Адмиралтейского района, Санкт-Петербург)

Основная задача сегодняшнего дня – сохранение исторического центра Санкт-Петербурга. Это значит, сохранение не только известных архитектурных ансамблей, памятников и панорамных видов, но и сохранение рядовой застройки. Ведь именно рядовая застройка улиц делает Петербург Петербургом.

Проблемы с доходными домами существуют в последние годы во всех центральных районах города, но в Адмиралтейском районе положение поистине катастрофическое. Здесь разговор идёт уже не об отдельных домах, а о целых кварталах. Чтобы понять это, достаточно просто прогуляться по набережной Фонтанки или Пряжки, по Красноармейским улицам или по Рижскому проспекту, – вы увидите не только обрушенную лепнину на фасадах, трещины и развевающиеся лохмотья строительных сеток, но и дома с заколоченными окнами и дверями, стоящие так уже ни один год, а то и вовсе обгоревшие руины.

Градозащитникам хорошо известны нынешние горячие точки Адмиралтейского района: Никольский рынок, дом Шагина на Фонтанке, 145, дом Морского Гвардейского экипажа на проспекте Римского-Корсакова, 22, дом на Садовой, 61, где жил Лермонтов, дом, построенный архитектором Василием Розинским на 11-ой Красноармейской, 7, дом-модерн архитектора Мариана Лялевича на Розенштейна, 39 и многие-многие другие.

Совсем недавно, в феврале 2012 года были снесены исторические здания на 12-ой Красноармейской улице, в том числе дом руки архитектора Алексея Малова, также были снесены дворовые флигели дома Шагина на Фонтанке, 145, в результате чего лицевой флигель остался без опор и теперь находится в очень опасном состоянии, фактически тоже под угрозой уничтожения.


Collapse )